Всероссийское совещание по совершенствованию законодательного регулирования рыболовства провел во Владивостоке руководитель Росрыболовства Андрей КРАЙНИЙ.

Встреча собрала большое количество участников: на нее прибыли представители администраций регионов Дальневосточного, Северного, Северо-Западного рыбохозяйственных бассейнов, рыбодобывающих компаний, ассоциаций, ФАР и его территориальных управлений.

Глава Федерального агентства по рыболовству начал заседание с весьма оптимистичной статистики: по предварительным данным, среднедушевое потребление рыбы составляет 24 кг, тогда как Советский Союз достигал в лучшие годы 23,7 кг на человека в год. Пользуясь случаем, руководитель ФАР вновь обратился к представителям рыбной промышленности с призывом при поставках продукции не обделять внутренний рынок, не забывая, впрочем, и о внешних направлениях.

Он также подчеркнул необходимость присутствия российского добывающего флота в Мировом океане и исключительных экономзонах других государств. По словам Андрея Крайнего, Россия собирается «накрыть» межправительственными соглашениями о рыбохозяйственном сотрудничестве всю Западную Африку.

В качестве ключевых задач всероссийского совещания рыбаков глава отрасли обозначил точечную настройку Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» и одобрение проекта Стратегии обновления рыбопромыслового флота.

КРЕДИТ ПОД КВОТЫ

Прежде всего был рассмотрен вопрос о становлении правовых основ залога долей квот на вылов водных биоресурсов и перспективы правового регулирования оборота долей.

Росрыболовство выступает за внесение изменений в ст. 32 ФЗ «О рыболовстве…», позволяющих рыбакам использовать право на добычу в качестве залога при получении кредита. Кроме того, как пояснил участникам совещания заместитель руководителя Федерального агентства Василий Соколов, соответствующим законопроектом предусмотрена реализация предмета залога в случае невыполнения залогодателем своих обязательств. «В частности, предусматривается проведение аукциона, победитель которого и приобретает право заключения соответствующего договора. Таким образом, мы даем банкам механизм реализовывать эти доли квот, в том числе через аукционы», – сообщил замруководителя Росрыболовства.

Также ведомство предлагает в обязательном порядке вносить сведения о залоге права на вылов в Государственный рыбохозяйственный реестр – такая систематизация информации позволит избежать случаев обмана банка со стороны залогодателя. Предусматривает законопроект и прекращение залога при принудительном прекращении права на добычу в случаях, если возникает необходимость использования водных объектов для государственных нужд.

Андрей Крайний обратился к представителям рыбной промышленности с предложением поддержать инициативу по установлению правовых основ залога долей. Глава отрасли подчеркнул, что идея наконец нашла одобрение у российских кредитных организаций. «Сегодня главные наши банки понимают, как с этим активом работать», – отметил руководитель Росрыболовства. Если раньше они не допускали возможности принимать права на вылов ВБР в качестве гарантий, то «сегодня уже идет спокойный деловой разговор, какие нужно внести изменения, в какие конкретные документы, для того чтобы механизм заработал».

Ярким подтверждением этих слов послужило выступление представителя Сбербанка России Таисии Яковлевой, подчеркнувшей, что принятие законопроекта о внесении изменений в ст. 32 ФЗ «О рыболовстве…» позволит значительно повысить доступность кредитных ресурсов для предприятий рыбной отрасли. Банк уже направил предложения о необходимости поправок в Комитет Государственной Думы по финансовому рынку. Инициативу поддержал и ряд других ведущих банков страны.

Подробно на теме правовых основ залога прав на добычу водных биоресурсов остановился в своем докладе президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев.

– Мы, что называется, с открытыми глазами готовим совместно с агентством решение о залоге долей, хорошо понимая возражения критиков. Мы готовы к тем критическим замечаниям, которые основаны на оценке существующего мирового опыта залога долей, или, если быть точными, практики индивидуальных передаваемых квот (ITQ), – рассказал он.

По словам президента АДМ, существует суждение, что рыночный оборот долей охватывает совсем незначительную часть промыслов. Сторонники этой точки зрения опираются на данные ФАО ООН о том, что система ITQ применялась менее чем в 1% промыслов, существовавших с 1950 по 2005 гг. Однако если посмотреть вылов, который регулируется с ее помощью, окажется, что в 2009 г. 10% мирового вылова регулировалось с использованием индивидуальных передаваемых квот.

– Мы считаем, что в России будет свой – не заемный, не скопированный, а свой – механизм, свой способ реализации этой идеи – идеи, безусловно, положительной, – заявил Герман Зверев.

Однако есть факторы, способные помешать введению рыночного оборота долей, рассказал президент АДМ. Первым препятствием является то, что в отличие от большинства развитых зарубежных правопорядков в российском законодательстве не создана система стабильных вещных прав на природные ресурсы. «Природные объекты не определены достаточно четко в качестве объектов гражданских прав. По мнению скептиков, установление принципов оборота долей через соответствующие поправки в отраслевой закон приведет к распылению законодательного усилия. Они рекомендуют увязать эту работу с общей переделкой Земельного, Лесного, Водного кодексов, закона о недрах и иного законодательства о природных ресурсах. Однако они согласны с тем, что будет логичным прописать несколько базовых моделей, которые можно «подстраивать» под потребности использования природного ресурса. Право на вылов водных биоресурсов – это одна из базовых моделей в сфере вещных прав на природные ресурсы», – пояснил Герман Зверев. В связи с этим он заявил о неприемлемости «раздергивания» Федерального закона «О рыболовстве…». Так, по мнению президента Ассоциации добытчиков минтая, «законопроект о спортивно-любительском рыболовстве – это вирус, который угрожает молодому организму».

«Закону о рыболовстве от роду всего семь лет, за 2004 – 2010 гг. этот закон вобрал в себя нормы, рассыпанные по разным законодательным актам, он установил базовую модель в сфере вещных прав на водные биоресурсы. А сейчас эту базовую модель хотят «распотрошить», – пояснил РИА Fishnews.ru Герман Зверев. Такое «раздергивание» базового закона выбивает почву из-под ключевого тезиса – вещное право на рыбные ресурсы носит возмездный характер, бесплатных природных ресурсов не существует. Стоит сделать такое допущение для одного из видов рыболовства, и во всей базовой модели будет пробита брешь. Реализация идеи залога долей возможна только на основе действующего закона о рыболовстве, подчеркнул президент АДМ.

Второе препятствие: на сегодняшний день с бухгалтерской точки зрения доля квоты не существует. Расходы на ее приобретение учитываются в бухгалтерском балансе, но не в отчете о прибылях и убытках, Баланс видит квоты, но они не отнесены ни к одному из существующих видов активов, поэтому пользователь финансовой отчетности не видит, как квота создает прибыль. Положение о бухгалтерском учете, утвержденное Минфином в 2007 г., имеет семь критериев отнесения к нематериальному активу. По мнению авторов международных стандартов финансовой отчетности, квота является именно нематериальным активом. «На сегодняшний день доля квоты соответствует пяти признакам понятия нематериального актива из семи, которые установлены Положением о бухгалтерском учете. Нам необходимо принять несколько документов, которые дадут вот эти два недостающих признака, и таким образом доля квоты сможет быть признанной нематериальным активом», – сформулировал решение проблемы президент АДМ. Ассоциация уже подготовила один из таких документов – «Методические рекомендации по оценке стоимости долей квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов».

По словам Германа Зверева, нужно внимательно изучить зарубежный опыт рыночного оборота долей. Во всех странах, отметил президент АДМ, свободным этот оборот может быть назван с определенной условностью. Так, в Исландии все сделки с квотами разрешены только на специальной бирже.

Руководитель Росрыболовства поблагодарил Ассоциацию добытчиков минтая за подготовленные методические рекомендации по оценке стоимости долей. Глава отрасли согласился с необходимостью тщательного изучения мирового опыта и опасностью «раздергивания» базового закона о рыболовстве.

СКОЛЬКО ИХ – «КВОТНЫХ РАНТЬЕ»?

Обсуждалась на совещании и такая тема, как существование «квотных рантье»: пользователей, не имеющих собственных судов и орудий добычи и передающих лимиты на различных правовых основаниях для освоения третьим лицам. По словам начальника Управления правового обеспечения ФАР Евгения Каца, от средств массовой информации, от правоохранительных органов достаточно часто приходится слышать, что проблема «рантье» есть и она никак не решается. В связи с этим руководство отрасли и решило совместно с рыбопромышленниками обсудить: каковы масштабы явления и какие правовые механизмы позволили бы взять его под контроль.

«Цифры у нас разные, и в настоящий момент мы их оцениваем», – рассказал Евгений Кац. На совещании он привел следующие данные: примерно 10-25% долей квот находятся у пользователей, не имеющих собственных рыбопромысловых судов или береговых орудий лова. Хотя, подчеркнули представители Росрыболовства, показатель это постепенно снижается.

Сейчас ФАР ведет работу по принудительному расторжению договоров о закреплении долей квот на вылов водных биоресурсов. «Но, по нашим оценочным данным, так называемые «рантье», фактически продавая выделяемые им ресурсы, в итоге имеют очень даже неплохие показатели по освоению. Кроме того, за нарушение правил рыболовства ответственность, скорее всего, будет нести капитан судна, а не организация-арендатор, поэтому говорить о возможности решения проблемы в полном объеме за счет расторжения договоров, к сожалению, не приходится», – пояснил начальник Управления правового обеспечения.

Ситуацию осложняет и наличие, наряду с недобросовестными пользователями, компаний, которые входят в холдинги и осваивают свои квоты на судах других его участников. В связи с этим, заявил Евгений Кац, проблему существования «квотных рантье» нужно рассматривать комплексно, с учетом оценки и устранения экономических предпосылок, вынуждающих хозяйствующие субъекты не расширять производство, а сохранять небольшую численность предприятий.

Как подчеркнул начальник Управления правового обеспечения, наиболее остро проблема стоит для видов ВБР, в отношении которых устанавливается общий допустимый улов. В связи с этим Росрыболовство предложило внести дополнения в Федеральный закон «О рыболовстве…» в части установления с 2018 г. нормы о том, что заключение договоров о закреплении долей квот вылова водных биоресурсов осуществляется на основании данных государственного рыбохозяйственного реестра об объеме добытых ВБР на принадлежащих пользователям на праве собственности или используемых на праве лизинга судах. Кроме того, ФАР выступило за разработку правового акта по вопросам оценки соответствия судов и выделяемых к освоению промысловых объектов.

Рыбопромышленники согласились с необходимостью комплексного подхода к решению проблемы «квотных рантье». В то же время рыбаки призвали Росрыболовство как можно более осторожно подойти к вопросу, не исключать полностью возможность аренды судов. «Я считаю, что необходимо сделать так, чтобы именно не навредить сегодняшним нормальным, легальным пользователям водных биоресурсов», – отметил председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько. Он предложил для начала определить масштабы явления.

С необходимостью анализа ситуации согласился и заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов: «Те укоры, которые мы слышим и от Федеральной службы безопасности, и от Минпромторга, о том, что у нас существует большая доля рантье, на самом деле сейчас не совсем или вообще не соответствуют действительности». Компании, которые не имеют флота, но получили доли квот, постепенно переходят к компаниям, у которых мощности есть, отметил замруководителя ФАР.

ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ СПОРЫ

Еще одной «горячей» темой совещания стало расширение районов промышленного и прибрежного рыболовства, создание единого промыслового пространства, причем возможность высказать свою точку зрения получили участники из разных регионов страны.

Заместитель председателя правительства Сахалинской области Сергей Карепкин напомнил о том, что на сегодняшний день районы исключительной экономзоны РФ, в которых допускается осуществление прибрежного рыболовства, не определены только для дальневосточных морей. При этом, считает представитель островного региона, проект постановления Правительства РФ, разрешающий прибрежный промысел на континентальном шельфе и в ИЭЗ РФ морей Дальнего Востока, нужно скорректировать.

«Предлагаемая нами редакция звучит так: определить, что континентальный шельф РФ, исключительная экономзона в Черном и Балтийском морях, а также ИЭЗ в Баренцевом, Охотском, Беринговом, Японском морях и северо-западной части Тихого океана, являются районами, в которых допускается осуществление прибрежного рыболовства», – пояснил зампред правительства Сахалинской области.

Единое промысловое пространство, по мнению Сергея Карепкина, «вопрос интересный» и «имеющий право на жизнь», но промышленному рыболовству «нужно смотреть и нацеливать себя все-таки на Мировой океан, а не в сторону российского берега». Куратор рыбной отрасли Сахалина и Курил также подчеркнул, что именно с появлением категории прибрежного рыболовства стала развиваться береговая переработка в регионе.

Начальник управления рыбного хозяйства Приморского края Алексей Цымбал по этому поводу высказался достаточно резко: «Каждый прибрежный субъект Федерации, в частности, на Дальнем Востоке, просто стремится к тому, чтобы под благовидным мотивом социально-экономического развития своего региона быть наделенным максимальным объемом прибрежных квот». При этом, отметил представитель администрации Приморья, большая часть уловов перерабатывается не на берегу, а в море. «Если мы разрешим сейчас одностороннее освоение прибрежных квот на всей территории терморя, исключительной экономической зоны и континентального шельфа, то прибрежные квоты просто превратятся в региональные привилегированные квоты, при получении которых у субъектов всегда будет в кармане козырный туз – это социально-экономическое развитие и поддержка региона», – предостерег Алексей Цымбал.

Он же озвучил предложение администрации Приморского края: внести в Федеральный закон «О рыболовстве…» изменения, устанавливающие четкое понятие прибрежного рыболовства – рыболовство, целью которого является доставка всех уловов водных биологических ресурсов в живом, парном или охлажденном виде в пункты доставки уловов, определенные субъектом РФ, для дальнейшей переработки или реализации. Также власти Приморья выступают за то, чтобы исключить из перечня типов судов, которым разрешено осуществлять прибрежное рыболовство, флот, способный самостоятельно производить продукцию, или ввести ограничения по переработке на судах «прибрежки».

Несколько иную позицию озвучил еще один участник совещания от Приморского края, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов. Он также считает, что необходимо вернуться к единому промысловому пространству, однако в вопросе об обязательной доставке уловов «прибрежки» для переработки на берег предлагает уважать интересы камчатских коллег.

Дело в том, что из некоторых районов, где традиционно работают прибрежники Камчатского края, в силу географических, климатических и экономических причин невозможно поставлять рыбу для переработки на берег. На это указал министр рыбного хозяйства региона Владимир Галицын. Он заявил: «Квота субъекта, она же прибрежная квота, ассоциировалась всегда с теми предприятиями, которые зарегистрированы в субъекте РФ, и доставка на береговую территорию никоим образом не означает однозначность поддержки социально-экономического положения региона». Да, признал член краевого правительства, возможно предприятия и не доставляют сырье для береговой переработки, но зато платят налоги в бюджет региона и обеспечивают работой его жителей. Именно эти компании помогают и поддерживают отдаленные населенные пункты Камчатки. Узаконивание той формулировки, которую предлагает администрация Приморья, по мнению Владимира Галицына, будет иметь катастрофические последствия для «прибрежки» Камчатского края. Министр также заявил, что «все действия, которые были предприняты в последнее время, были направлены под благовидным предлогом на уничтожение прибрежного рыболовства». Он отметил: никто не возражает против единого промыслового пространства, но «этот вопрос требует времени и проработки».

Выступали по теме разграничения промышленного и прибрежного рыболовства представители не только Дальневосточного, но и Северного бассейнов. Председатель правления Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурманской области Анатолий Евенко сообщил, что в результате допуска «прибрежки» в 200-мильной зоне Баренцева моря почти в 2 раза вырос вылов трески, камбалы, пикши, «оживилась» береговая переработка, которая специализируется на свежей рыбе.

Руководитель Росрыболовства, в свою очередь, выразил недоумение: а из-за чего, собственно говоря, копья ломать? «Если никто из пользователей не страдает от введения единого промыслового пространства, ни у кого никакие доли не отнимаются при этом, тогда чего мы спорим уже два года на эту тему – я не очень понимаю», – заявил глава отрасли. Он отмел опасения по поводу того, что допуск промышленного рыболовства в территориальном море и внутренних водах страны подорвет промысловый запас: от таких перегибов, по мнению Андрея Крайнего, защитят правила рыболовства.

Глава федерального агентства, с одной стороны, признал логичность попыток властей Приморского края сформулировать отличие промышленного и прибрежного видов рыболовства. Однако тут же отметил, что не всегда доставка рыбы для береговой переработки возможна и экономически обоснована. Руководитель ФАР понял и опасения камчатцев и сахалинцев потерять столь серьезное подспорье, как «прибрежка», в решении социально-экономических проблем территории. Может быть, стоит продумать механизмы экономической поддержки для предприятий, чтобы они не «переехали» с Сахалина, с Камчатки в случае создания единого промпространства? – обратился к участникам совещания глава отрасли. Андрей Крайний также обратил внимание на слова Владимира Галицына и предложил переименовать прибрежные квоты в квоты субъектов или региональные.

Руководитель Росрыболовства попросил рыбаков как можно скорее собраться и выработать общую позицию по вопросам районов промышленного и прибрежного промыслов. «Когда мы не принимаем решения, их начинают принимать за нас», – напомнил глава федерального агентства. Если представители рыбохозяйственного комплекса не придут к консенсусу, со своими идеями может выступить какой-нибудь «умный» депутат, который и рыбу-то видел только на столе.

Также было принято решение о продлении соглашения по соотношению объемов прибрежных и промышленных квот, заключенного между регионами Дальнего Востока, до 2017 г.

Если в спорах промыслового пространства согласия рыбаки на совещании не достигли, то в вопросе о «квотах под киль» в очередной раз было проявлено единодушие. Участники заседания активно выступили против административного давления на бизнес в вопросах обновления флота. «Почему кто-то должен заставлять компании что-то строить или не строить? Мы что, ресурса не выбираем, не осваиваем?» – задавались вопросом рыбопромышленники.

«У рыбака должен быть выбор – строить ли в России, строить ли за рубежом или глубоко, неограниченно глубоко модернизировать флот», – заявил, в частности, президент Ассоциации рыбопромышленников Сахалина Александр Попов.

Нельзя в ущерб одной отрасли – рыбной – развивать другую – судостроительную. В этом сошлись как представители рыбной промышленности, так и Росрыболовства.

Глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний:

– По многим вопросам, я бы сказал, по большинству вопросов, которые были на повестке дня совещания, мы услышали консолидированное мнение всех рыбаков России.

Я считаю, что это очень важное общение. Очень важно, что рыбаки разных бассейнов встречаются. Очень важно, что они себя ощущают отраслью. Не просто приморцы отдельно, а мурманчане отдельно, а люди, которые ощущают себя единым механизмом, единой командой. И потом, кроме официальной повестки, есть еще неформальная часть общения, которая не менее важна.

Маргарита КРЮЧКОВА, газета «Fishnews Дайджест»