Влюблен по собственному желанию

Это случилось осенью в конце 90-х годов на Онекотане – одном из островов северных Курил. В метрах 150 от мыса Немо напоролся на подводную скалу и затонул РС «Карганик» Северо-Курильской базы сейнерного флота. Четверо рыбаков с трудом сумели добраться до отвесного берега и выйти к существовавшей тогда еще пограничной заставе. Остальных трех членов экипажа потеряли из виду.
В течение дня наряды пограничников «прочесывали» охотоморскую сторону Онекотана, но не нашли никаких следов рыбаков. Начальник заставы вынужден был обратиться за помощью в организации поиска к начальнику районной инспекции рыбоохраны Валерию Гайдукову, немедленно, прямо посреди ночи, сформовавшему тревожную группу, в которую кроме него вошли два охотоведа, сотрудник райотдела милиции и инспектор рыбоохраны.
В 8 утра на РТМ «Бриз» подошли к рейду Шестакова вблизи устья реки Фонтанки, в средней части Онекотана. У инспектора Гайдукова, прекрасного знатока местности, возник план пересечь остров вплоть до океанской стороны (порядка 18 км.) и там произвести разведку в оба конца. Решение оказалось верным. Вскоре были обнаружены еле заметные на песке цепочки отпечатков ног. Следы вели на юг. Сначала нашли лежанку из «кедрача», похожую на временную стоянку рыбаков. Около 5 часов вечера, пройдя около13 км, примерно в 1,5 км от мыса Лисьего, наконец, увидели потерявшихся людей живыми и невредимыми. Оставшиеся без верхней одежды они почти сутки, как могли, пытались согреть друг друга, и ночью спали по очереди, чтобы не замерзнуть. Подобрали на отливе металлическую банку с маслом и экономно питались этой находкой и другими морскими выбросами. Благодаря опытному боцману рыбаки смогли выйти на бывшую точку ПВО и укрыться там от ветра и холода. Валерий незамедлительно по рации вызвал вертолет, и оставшуюся часть команды сейнера успели до темноты вывезти в Северо-Курильск.
Случай редкий, но далеко не единственный из практики человека, отдавшего 35 лет любимому делу — охране морских млекопитающих и запасов других водных биоресурсов на северных островах Курильского архипелага.

Гайдуков
Валерий Иванович Гайдуков родился 22 апреля 1951 года в городе Северо-Курильске Сахалинской области.
В воспоминаниях полуторагодовалого ребенка, конечно, ничего не осталось о катастрофическом 20-метровом цунами, в результате которого в ноябре 1952 года погибли многие островитяне. А вот картины майского цунами 1961 года и наступления на город 5-метровой волны, и то, как были вынуждены жить всей семьёй в землянке, не изгладятся из памяти, наверное, никогда.
Не забылись первый опыт выхода в море и первое «боевое крещение» на промысле уже в 6- летнем возрасте. Гайдуков–старший, будучи мотористом и механиком на МРС, решил приобщить сына к рыбацкому делу и стал брать его с собой в короткие рейсы. Экипаж отцовского судна занимался выловом трески в проливе Алаид на траверсе мыса Козыревского (много лет спустя Валерий Иванович установит, что в одноименном казачьем поселке на берегу Парамуширааж в XVIII веке была открыта первая русская школа на Курилах). В сознании маленького Валеры запечатлелось: сидит отец на трюмной крышке и багорком выбрасывает из прилова за борт то камбалу, то бычка, при этом рассуждая, мол, сколько рыбы выкидываем, а море-то не бездонное, нужна серьезная охрана! Наставляет: «Вот подрастешь, подумай над жизненным выбором!»
Иван Семенович Гайдуков, еще до войны служивший в морском погранотряде и оставшийся после демобилизации рыбачить на Камчатке, вновь был призван в армию на пятый день Великой Отечественной. После Победы над Японией остался в Северо-Курильске, создал семью. Жену взял из рыбацкой семьи, проживавшей в поселке Шелехово на Парамушире. До конца дней они оставались верны своим островам и здесь же были похоронены. Никогда не думал о смене жительства и Валерий. Родительскую кооперативную квартиру в Липецке, где никогда не был, младшему брату передал. А когда поехал с женой в первый отпуск на юг, на материк, через два дня сам себе отбил телеграмму со срочным вызовом на работу. Он и сейчас смеется: «Мне легче до Москвы на шлюпке добраться, чем на самолете».
В.И. Гайдуков окончил местную среднюю школу и Камчатский рыбопромышленный техникум. Отслужил в армии разведчиком и вернулся домой в звании старшего сержанта. Продолжил работу линейным электриком на дизельной станции местного рыбокомбината (будущего ОАО СК БСФ) и был избран секретарем комитета ВЛКСМ предприятия. Комсомольцев тогда насчитывалось более 200, молодежи в возрасте до 30 лет – свыше 500 человек. Отдавался молодежным интересам и заботам целиком, однако, искал для трудоустройства что-нибудь более основательное и года через три со второй попытки из электриков ушел. Не сразу, но убедил-таки его районный инспектор Сахалинрыбвода Валерий Николаевич Макаров перейти в рыбоохрану. Валерий согласился, тем более, что помнил отцовский наказ и, к тому же, уже тогда командовал специальной добровольной народной дружиной по охране государственной границы СССР (были в то время такие дружины). Шел март 1978 года. Его наставник В.Н. Макаров по состоянию здоровья вскоре выехал на материк, хотя и потом часто интересовался работой «крестника». Неоднократно подчеркивал, что кроме любви, хрупкая природа Курил нуждается в заботе и охране, иначе с годами островитянам нечем будет любоваться. Простые, но значительные по смыслу слова старшего товарища нашли благодарный отклик в душе Валерия.
Почти всё первое лето в новом для себя качестве инспектора Валерий провел в рейдах по островам. На Парамушире и Шумшу имеются около 100 водоемов, в которых нерестится лосось. В условиях сложного рельефа местности и отсутствия дорог, ежедневно приходилось преодолевать пешком десятки километров. Постепенно молодой инспектор начал осознавать, что, даже при всем желании, несмотря на отличное знание особенностей охраняемых мест, четверым штатным сотрудникам районной инспекции рыбоохраны было явно не под силу охватить своим вниманием столь обширную территорию, проконтролировать деятельность рыбодобывающих предприятий (число которых за последующие годы с двух выросло до 17) и рыболовецкого флота, круглогодично осуществлявшего промысел у Северных Курил.
Памятуя школьный опыт участия в «Зеленом патруле», отряде «Юных друзей пограничников», отрядах следопытов «Алаид», «Магеллан» и в молодежном рыбокомбинатовском «Океане», Валерий решил привлечь на помощь дружинников. Откликнулись почти 30 человек, в основном из местных рабочих ребят, чьи кандидатуры выдвигались на общих собраниях трудовых коллективов. Не жалея своего свободного времени, дружинники под руководством инспекторов день за днем прочесывали местность в радиусе до 30 км от города. На островах Шумшу, Онекотан, Матуа появились общественные рыбоохранные посты. Откликнулись на призыв о содействии пограничники, усилившие своими нарядами группы добровольцев.
При районной инспекции был создан отряд «Голубой патруль» (просуществовавший до 2004 года), бойцы которого охотно занимались укреплением кустарниками береговой полосы и расчисткой речек. Распространяли листовки с правилами спортивно-любительского рыболовства и природоохранной информацией. Около 40 учащихся с третьего по девятый классы местной школы помогали охранять водоемы. А некоторые из них впоследствии переходили в общественные и даже штатные инспектора рыбоохраны. Массово–разъяснительная работа постоянно велась среди жителей, судовых экипажей, школьников. Развешивали плакаты и объявления в водоохранных зонах, снимались кинофильмы о профилактике браконьерства (затем их показывали на Сахалинском и Камчатском телевидении), публиковались пропагандистские статьи в районной газете «Курильский рыбак». Каждые полгода публиковали «Черную книгу охраны природы», в которой клеймили позором браконьеров. Тесную связь установили с краеведческими музеями в Южно-Сахалинске и в Петропавловске-Камчатском.
С подачи Валерия Ивановича через районный Совет народных депутатов в 1983 году сумели провести постановления «О мерах по улучшению охраны морских млекопитающих» и, в целях обеспечения сохранности и воспроизводства тихоокеанских лососей – «Об ограничении спортивно–любительского рыболовства на некоторых нерестовых водоемах до 2004 года». Предложения В. И. Гайдукова, касающиеся наведения порядка в деле охраны и промысла морских млекопитающих вошли в Правила рыболовства для Дальневосточного бассейна. В 1990 году под контролем районной инспекции рыбоохраны был организован любительский лов тихоокеанских лососей и открыт магазин по приему и реализации морепродуктов для населения.
Усилия молодого инспектора рыбоохраны вскоре дали первые результаты: заметно ослаб браконьерский пресс на водоемы района. Если первое время вскрывались десятки правонарушений в сфере рыболовства и изымались масса незаконно выловленной рыбы и рыбопродукции, то в последующие годы эти цифры на порядок снизились.
С 1982 года В. И. Гайдуков уже возглавлял районную инспекцию по охране морских млекопитающих, а в 1989 году был назначен начальником районной инспекции рыбоохраны и руководил ей ровно девять лет до реорганизации Сахалинрыбвода. Затем в течение трех лет работал специалистом в Сахалино-Курильском территориальном управлении Росрыболовства, а потом два года — снова в ФГБУ «Сахалинрыбвод».
Из хроники инспекторской работы В. И. Гайдукова.
В 1994 году задержаны трое человек, прибывших на военном вертолете и выгрузивших в 6 км от города шкуру убитого медведя, кижучей и лососевую икру.
В 1996 году совместно с другими инспекторами задержан за незаконный вылов 12 тонн камчатского краба СРТМ «Трубчевск». В том же году в районе реки Тайна задержан автомобиль с семью браконьерами, перевозившими 59 экземпляров кеты и кижуча.
В 1998 году в районе реки Шелиховка задержаны шесть человек с более чем 200 шт. незаконно пойманной горбуши.
В 1999 году вблизи реки Кохмаюри обнаружен браконьерский стан, на котором находились три человека. Изъято более 200 кг. икры незаконно выловленного лосося, на стоящем на рейде МПЗ « Планета», изъято еще 100кг. Через три дня на этом же судне изъято еще 101 кг лососевой икры.
В 2002 году на реке Кохмаюри задержаны трое браконьеров с более чем 300 кг. незаконно заготовленной лососевой икры.
С 1990 по 1999 годы в результате инспекторских рейдов с непременным участием В.И. Гайдукова у браконьеров изъято около 200 шкур калана.
В апреле 1993 года прибыв на Парамушир на вертолете для отработки оперативной информации о браконьерстве, совместно с сотрудниками УВД и представителем военной прокуратуры в районе бывшего поселка Подгорное задержали двух браконьеров, имевших охотничьи ружья и автомат «Калашникова» с 17 патронами. В ящиках с надписью «домашние вещи» обнаружили 62 шкуры калана, 22 — лисицы, три — полярной совы. Нарушители и все вещественные доказательства были доставлены на Камчатку.
Много лет, исполняя свои профессиональные обязанности, Валерий Иванович занимался учетом морских млекопитающих. Работа эта — постоянная и круглогодичная. Один только остров Шумшу приходилось четыре раза за год обходить пешком по берегу. Минимум 2,5 дня уходило на это в зависимости от погоды. Зато труд не был напрасным. Благодаря пристальному инспекторскому вниманию со временем образовывались новые залежки и лежбища зверей, например, на мысах Козыревского, Худякова, Озерном, Крепком, в южной части мыса Рифовый.
Одним из своих учителей Валерий Гайдуков считает Татьяну Ивановну Чупахину- ветерана Сахалинрыбвода, настоящего знатока морских млекопитающих, которая и сейчас работает в отделе ихтиологии бассейнового учреждения. Во многом именно благодаря ей на Северных Курилах была надлежащим образом поставлены охрана и учет морзверя.
Татьяна Ивановна, в свою очередь, с энтузиазмом вспоминает профессиональный фанатизм Валерия Ивановича, его неутомимый исследовательский задор, бескомпромиссность в отношении к нарушителям Правил рыболовства, необычайное хладнокровие в рискованных ситуациях.
Например, был такой случай. Однажды в бухте Майора на юге Парамушира группа инспекторов во главе с Валерием Ивановичем со шлюпки обследовала лежбище сивучей. Это была обычная, почти рутинная работа и ничего не предвещало опасности. Внезапно животные на берегу встревожились и огласили окрестности беспокойным ревом. В этот момент люди заметили стремительное приближение с моря семейства касаток — самца и самки с детенышем, причем вожак(а тело кита этого вида достигает длины до 10 метров) явно готовился к атаке. Течением шлюпку тащило к острову, к которому из-за мощного наката подойти было невозможно. Механик–рулевой и две женщины занервничали, а Валерий Иванович оставался невозмутимым и призывал не делать резких движений. До морды касатки оставались считанные метры. Казалось, столкновение неизбежно, но внезапно самец лег на бок, перевернулся и ушел под воду. О том, что пережили в тот экстремальный момент инспекторы, можно только догадываться. И лишь старший команды ничем не выдал своего волнения и спокойно распорядился направить шлюпку к шедшему параллельным курсом в полутора милях от них СРТМ «Афалина» Сахалинрыбвода.
У Валерия Ивановича сложилась своя копилка примет, по которым он ориентируется в походных условиях. Так, зимой, если вокруг солнца вдруг появляется светящееся кольцо, несмотря на штиль на море, множества кормящихся на спокойной воде каланов, обилие на снегу следов мышей-полевок, и на виду человека охотящейся за ними лисицы -жди плохое прохождение радиоволн через приемник, а спустя 5-6 часов – ухудшения погоды. Летом, если облака надвигаются с восточного направления, будет дождь или еще какая-нибудь напасть. Валерий Иванович, следопыт по натуре, легко «читает» книгу природы, любит расшифровывать ее причуды и загадки.
Одно из любимых мест Валерия Ивановича — острова Птичьи — четыре островка, которые он регулярно патрулировал, зачастую в одиночку, все минувшие годы. Там обитают каланы и тюлени, покрывая «живым ковром из меха» бухточки и скальные выступы. Уникальные лежбища морских зверей обязательно нужно охранять, чтобы дать возможность молоди повзрослеть (то ли в шутку, то ли всерьез детенышей в честь их защитника бывалые северокурильчане называют «гайдучатами»). И ему бывает обидно, когда в последнее время в этой запретной для любой деятельности зоне иные безответственные земляки чуть ли не по головам животных гоняют на моторных лодках, а на берегу жгут костры и устраивают пикники.
Другие привлекательные лично для Валерия Ивановича объекты – река Беттобу (которую «местные» тоже зачастую связывают с его именем) и озеро Большое на острове Шумшу. Там уже с 20-х чисел мая появляются «гонцы» нерки, следом подходят кижуч, горбуша… И, чтобы ценную рыбу, идущую на нерест, не «выбили» браконьеры, требуется зоркий глаз инспектора рыбоохраны. Оттуда начинается лососевая путина на Северных Курилах. Там же Валерий Иванович соорудил свой стационарный «контрольно-наблюдательный пост» (с его легкой руки такие же есть и на других соседних островах), для того, чтобы на месте отслеживать обстановку, при необходимости останавливать любителей незаконной рыбалки, предупреждая их об ответственности. С его вразумлениями и непоколебимым авторитетом нарушители правил рыболовства вынуждены считаться.
Всерьез интересуется Валерий Иванович богатой историей своей малой родины. Например, он выяснил, что означает японское название Северо-Курильска — «Касивабара» — «Долина дубов». А мыс Свердлова на острове Шумшу, оказывается, вовсе не был назван в честь известного революционера. Сейчас пытается найти ответ на вопрос, почему американцы особенно сильно бомбили острова Птичьи на выходе из Второго Курильского пролива. За три года кое-что раскопал, но для систематизации фактов информационного материала пока не хватает.
А еще в районе озера Большого именно он открыл заросшую многолетним кустарником японскую взлетную полосу длиной целых 800 метров. Вдоль и поперек изучил «кладбища» танков, пушек, воздушных и десантных судов, развалины замаскированных ангаров, ДОТов и ДЗОТов. Для кого-то это обилие техники и инженерных укреплений – груды металлолома и бетона, для кого-то – раритеты, которые можно выгодно сбыть коллекционерам и музеям на материке и за границей. А для таких, как Валерий Гайдуков – это учебник истории, в котором содержаться наглядные свидетельства, предостерегающие нынешние и будущие поколения россиян об угрозе войны. С давних пор при поддержке добровольцев — единомышленников он восстанавливает памятники, ведет раскопки могил, пополняет экспонатами местный краеведческий музей. Тяжелый пулемет с десантного корабля Валерий Иванович от места обнаружения нес чуть ли не на руках почти два километра, а с 1975 года городской сквер в Северо-Курильске украшает пулемет с броневым щитом, найденный Валерием Ивановичем вместе с другими энтузиастами,.
Вообще, в те места, где в районе неприступного мыса Курбатова высаживался с Камчатки советский десант в августе 1945, и его отец в составе Курильской дивизии освобождал Шумшу, Парамушир, Матуа, для увлеченного краеведа полны объектов для кропотливой поисковой работы. Увлечение краеведением в подростковом возрасте со временем переросло в жгучую потребность. В иной год Валерий Иванович по 600 писем–запросов рассылал по архивам, адресным бюро, сослуживцам и родственникам для установления личности 1518 павших воинов, останки которых были найдены в той местности. Изнурительный труд с лихвой вознаграждался, когда возвращались из небытия имена ветеранов и семьи узнавали о судьбе своих без вести пропавших отцов и дедов.
Сейчас, даже уволившись из системы Росрыболовства, Валерий Гайдуков, тем не менее, продолжает добровольно нести свою трудную вахту. Вот он едет на Шумшу на помощь инспекторам рыбоохраны и десанту краеведов-поисковиков с Камчатки, заодно планируя под ремонтировать свой стационарный пост на любимой речке Беттобу. А вот, вместе с другими курильчанами встречает на рейде Северо-Курильска участников традиционного военно-исторического «Похода памяти» на боевых кораблях Тихоокеанского флота, прибывших из Владивостока и возлагает вместе с ними венки к памятнику воинам, погибшим в Великой Отечественной войне.
Валерий Иванович сетует, что сейчас и на море и на суше масштабы браконьерства не уменьшились, суда продолжают нарушать режим запретных зон по охране морских млекопитающих, браконьеры стали более организованными и имеют самую современную оснастку. А сил и средств органов рыбоохраны, к сожалению, не хватает.
Подвижничество и любовь к истории органично уживаются в нем с беззаветной преданностью родному краю и выбранной профессии. Это о таких людях в России уважительно говорят: «Где родился, там и пригодился», или: «Не место красит человека…». Об открытости, честности, порядочности Валерия Гайдукова в Северо-Курильске, без преувеличения, легенды ходят. Всю жизнь ему удается постоянно оказываться в нужное время в нужном месте. К нему, как ни к кому другому, в полной мере относит девиз МЧС: «Предотвращение, спасение, помощь».
За многолетний и самоотверженный труд Валерий Иванович Гайдуков был заслуженно награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (1998), дважды — знаком «Почетный работник рыбного хозяйства России» (1996 и 2009), медалями «За отличие в охране государственной границы СССР» и «90 лет Пограничной службе ФСБ России», был отмечен многочисленными благодарностями и грамотами.