Уловы и уловки

Японскую трагедию пытаются использовать для передела мирового рыбного рынка.

“Наша” горбуша не нахватается в Тихом океане японских милизивертов и не растащит радиацию по всем дальневосточным речкам. В этом корреспондента “Российской газеты” уверил руководитель Росрыболовства Андрей Крайний.А руководитель центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев заявил “РГ”, что это конкуренты отечественных рыбопромышленников разворачивают сейчас кампанию по дискредитации российской рыбы, обвиняя ее в зараженности радиацией.

“На фоне японской трагедии некоторые экологи и псевдо-экологи делают все, чтобы выдавить российского минтая с мирового рынка”, – заявил Александр Савельев. В мире только две страны обладают запасами этой популярной в Азии и в Европе рыбы – Россия и США. Рыбаки обеих стран ловят ее, например, в Беринговом море. И отделить там “российского” минтая от “американского” практически невозможно. Наши рыбаки продают на мировом рынке почти миллион тонн минтая. Это сопоставимо с поставками из США. Но почему-то “американская” рыба у тех же экспертов приступов радиофобии не вызывает.

“Сомнений в чистоте российской рыбы нет и быть не может”, – подчеркнул Александр Савельев, сославшись на мнение российских ученых.

Андрей Крайний сообщил, что научные суда сейчас находятся в море. И помимо прочего, отбирают пробы воды, воздуха и тканей рыб для радиологических исследований. Загрязнения радионуклидами в районах лова пока не обнаружено. Во Всемирной метеорологической организации заявляют, что при таком ветре, как сейчас, загрязнение территории Японии и других государств невозможно.

Понятно, что многое может зависеть от сценария, по которому будет развиваться катастрофа на японских АЭС. И от того, куда дунет ветер через два-три дня.

Главный синоптик Сахалинской области Людмила Алексеева сообщила вчера Интерфаксу, что в Охотское море течений из района острова Хонсю нет. Вода из опасных мест течет в сторону побережий США и Канады, то есть прочь от России, утверждает замдиректора Сахалинского института рыбного хозяйства и океанографии Виктор Лапко.

Если серьезное заражение воды произойдет, то через опасное течение в российские воды могут прибыть сайра, сардины, анчоус, скумбрия, тунец, тихоокеанский кальмар. Но случится это только в теплое время года. В потенциально опасных водах мигрирует и горбуша, которая в начале июня приходит в реки Сахалина. В общем, пока рыбу можно есть без опасений. А ближе к лету потребуются, по мнению ученого, дополнительные исследования, чтобы устранить все сомнения в чистоте продукта.

Вместе с тем определенные трудности российские рыбаки уже испытывают: японцы традиционно покупают у нас рыбу и морепродукты, а сейчас из-за разрушения портов и перерабатывающих заводов на Хонсю сдать товар просто некуда. По мнению Андрея Крайнего, под угрозой поставки 200-250 тысяч тонн российской рыбы. При этом руководитель Росрыболовства полагает, что рыбопромышленники сумеют переориентироваться на другие рынки.

В любом случае, их трудности – ничто по сравнению с проблемами поставщиков тунца из Южной Кореи и Испании. Японский рынок поглощает 70 процентов этой рыбы, вылавливаемой в мире. Но сейчас покупки тунца резко сократились..

С другой стороны, у японцев, по оценкам Росрыболовства, погибло 20 процентов рыболовного флота. И в перспективе это может означать увеличение ввоза рыбы в эту страну.

Михаил Чкаников

Российская газета                                                http://www.rg.ru/2011/03/18/ryba.html